«Седьмая печать»

…XIV век. Рыцарь Антониус Блок (Макс фон Сюдов), участвовавший в крестовом походе, принес людям немало горя. Но горе ждало и его самого: на родине, в Швеции, разгул чумы. Беды своего народа заставили рыцаря задуматься над смыслом жизни, оценить жестокую бессмыслицу содеянного им, попытаться как-то умерить зло, сделать хоть что-нибудь доброе.

Бергман приближает камеру к Сюдову вплотную. Актер на сей раз снимается без грима, которым он привык щедро пользоваться в ролях характерных. Лицо Рыцаря — Сюдова, словно высеченное из камня, с глубокой поперечной складкой на лбу, трагическая напряженность вопрошающего взгляда, отчетливо ощущаемое чувство собственного достоинства, выраженное в непринужденности позы, неторопливом жесте, сразу же вызывают взволнованный интерес к происходящему на экране.

Шведский критик и режиссер Йорн Доннер полагает, что «Седьмая печать» — самый риторический из всех фильмов Бергмана. Игра актера в таком фильме усложняется: в заданную схему надо внести краски жизни. Задача Сюдова усложняется вдвойне. Его герой, исполненный гордыни, одинок. Так называемого общения с партнерами, создающего опору действию актера, драматический материал почти не предоставляет. Жизненную плоть образа, его реальность Сюдов выявляет в точном мимическом рисунке, в подчеркнутой пластической выразительности движений.


Комментарии закрыты.